Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Мамертинская тюрьма - in tenebris


   Задумывались ли вы, друзья, о памяти места? О том, что находилось бы под вашими ногами или вокруг вас, очутись вы на том же самом месте несколько слоев времени назад — сто лет или тысячу? Какие призрачные стены вздымаются за вашей спиной, когда вы пьете кофе из картонного стаканчика, или меняете аккумулятор в фотоаппарате, или просто завязываете шнурок, или совершаете тысячу других привычных действий?

 Борхес писал, что существуют две Британии — в одной обитают люди, а другая населена змеями и призраками. Так же существуют и два Рима — в одном вы солнечным зимним днем 2015 года нервно перебегаете улицу Четырех Императоров, заслышав вой сирен «скорой помощи», а в другом Риме, призрачном и давно исчезнувшем, в такой же солнечный декабрьский полдень в толпе зевак бежите посмотреть на окровавленные тела преступников, выброшенные на рассвете на Лестницу Гемоний, на склон Капитолийского холма, — в двух шагах от того места, где вы тысячу лут спустя переводите дух, ругая вечную итальянскую любовь к громким звукам.

Collapse )

Одиночка в Черветери


Странно, но первое знание об этом месте поступило отнюдь не из исторических источников, а из книги "Оmen" Дэвида Зельцера, по которой сняты одноименные фильмы. Зловещий город мертвых, место захоронения матери Антихриста, не относящейся к роду людскому, обитель древних, забытых, но оттого еще более грозных богов.
"...Все стояли в тишине, вглядываясь в слово, нацарапанное на столе.
– Червет?.. – спросил Торн.
– Червет, – отозвался Дженнингс.
– Это по-итальянски?
Они обернулись к монаху, тоже смотревшему на слово.
– Вам это слово о чем-нибудь говорит? – спросил Торн.
– Черветери, – ответил монах. – Я думаю, что это Черветери.
– Что это? – спросил Дженнингс.
– Это старое кладбище. Этрусское. Кладбище ди Сантанджело.
Торн и Дженнингс посмотрели на монаха, тот покачал головой и произнес с отвращением:
– Черветери – это сплошные развалины. Остатки гробницы Течалка.
– Течалка? – переспросил Дженнингс.
– Этрусский дьяволобог. Они сами были почитателями дьявола. Место его захоронения считалось священным.
– Где оно находится? – спросил Дженнингс.– Там ничего нет, сеньор, кроме могил и… одичавших собак".
Collapse )

(no subject)

Осенью лучшие ночи.

Тьма, шорохи везде, огни машин далеко на переезде.

Иду во мраке - высоко на железнодорожной насыпи, над крышами, над темными купами деревьев. Фонарик. Запах креозота.

Тенями тянутся на периферии взгляда мелкие боги полосы отчуждения, не имеющие ни имен, ни лиц, ждут, когда живые покинут их земли — шесть метров стали, щебенки и шпал. Уйдут к хрустящим листьям и теплому свету какого-то там уюта, позволят боязливым хозяевам медленно плыть по рычагам стрелок, оплетать семафоры, таиться во мгле заброшенных путей.

Ухожу, спускаюсь с насыпи, подворачивая ноги на невидимых камнях. Сзади что-то шуршит, со звоном вслед скатывается осколок бутылки. Тишина.

Женщина в светлом плаще, идущая навстречу, отступает в тень и стоит там, пока я не пройду. Как по команде, взлаивают псы за глухими заборами. Спустя мгновение подключаются лохматые алабаи, живущие на строительных складах. Светлый плащ отлепляется от тени и продолжает свой путь. Пластиковый цветок в припаркованной на ночь машине покачивает листочками.

Осенью лучшие ночи.

Святая Ирина. Что внутри.

Напомню, что вокруг церкви Святой Ирины в прошлом году внимательно бродили тут: http://trianda.livejournal.com/164765.html



       Центр Акрополя (первый двор Топкапы) занимает просторный зеленый газон, размокший от дождя. В хорошую погоду здесь валяется на солнце стая бродячих собак (впрочем, все они чипированы), сегодня же пасмурно, справа вьется внушительная очередь к кассам дворца Топкапы. Немногочисленные туристы сворачивают влево - к Археологическому музею и парку Гюльхане. И совсем уж единицы задерживаются у маленькой билетной будочки Святой Ирины.
Collapse )


Бернард Корнуэлл. Четыре книги о Томасе Хуктоне, английском лучнике.

Очень странно, что по этой квадрилогии до сих пор не сняли сериал. Тема Столетней войны в книгах и кино нас особо не балует, а тут можно бы сделать роскошный приключенческий боевик.

Серия состоит из четырех книг:
1. Арлекин
2. Скиталец
3. Еретик
4. 1356
Действие разворачивается, как легко догадаться по названию последней книги, во времена Столетней войны.
На Пасху 1342 года маленькую деревушку Хуктон на побережье Ла-Манша сжигают дотла неизвестные, прибывшие на корабле со стороны Франции. Жители оказываются перебиты, избежать смерти удается только молодому лучнику Томасу, незаконному сыну местного священника. Выясняется, что целью набега было старое черное копье, хранившееся в местной церкви.
Collapse )
В общем, я так зачиталась, что не заметила, как прошло 14 лет и Томас, изрядно изменившийся, вернулся в Англию.
Теперь начала "Саксонские хроники".

Паммакристос или забытое чудо



       А вокруг небогатый ортодоксальный район Сarsamba (Чаршамба), что переводится как "cреда", и день тоже среда - мутная и туманная, потому что где-то на юге уже родился и ползет к великому городу снежный шторм. Улицы узки, пробираешься с неизменным рюкзаком мимо автомастерских, открытых лотков с овощами, автобусных остановок, вывешенного на просушку белья. Покупаешь мандарины и свежий хлеб. Задрав голову, читаешь названия улиц. Вверх ползет улица Draman, вот она сменяется переулком Fethiyе. сворачивающим влево.

Collapse )

Стамбул. Дворы Святой Софии


       Рассказ об этом великолепном храме был бы неполным, если бы мы не заглянули в окружающие Святую Софию дворы и дворики. В византийские времена София имела не только большой атриум, окруженный колоннадой, но и кучу вспомогательных строений, носивших чисто утилитарное назначение - кладовые, хранилища, школа, домики лиц, которых мы сейчас бы назвали "обслуживающим персоналом". Между Святой Софией и лежащим чуть южнее госпиталем Святого Сампсона находились большие кухни. После превращения храма в мечеть османы также обеспечили наличие внушительной инфраструктуры, добавив к хозяйственным постройкам еще и султанские гробницы. Почти все это богатство сейчас можно осмотреть.

    Collapse )

Стамбул. Дилетант в Святой Софии.


      В Стамбул мы приехали глухой ночью. Желтенькое такси остановилось на узкой, вымощенной булыжниками улице, охраняемой кошками. "Мадам! Айя София!" - повел рукой таксист куда-то вправо, в сторону решетчатой ограды. За оградой в желтом свете прожекторов высилось какое-то сооружение, больше всего напоминавшее стартовый полигон для ракет: огромная каменная гора, уступами куполов уходящая в небо, по углам которой стражниками застыли минареты.
     Айя София, Храм Премудрости Божией.
     Говоря о нем, невозможно удержаться от пафоса. Все сдержанные ожидания (храмов мы, что ли, не видали, разве может нас еще что-то удивить?) рассыпались в прах. Это действительно величайший храм православного мира. Прокопий Кесарийский писал: "Эта церковь представляет собой изумительное зрелище, невероятное для тех, кто его видел, и вовсе неправдоподобное для тех, кто о нем слышал. Она вздымается до небес и, словно всплывая ввысь над окружающими постройками, склоняется над остальным городом".
     Посмотрим?
   
Collapse )

Стамбул. Святая Ирина и рядом.



        Что у всех на виду, но скрыто? Что находится в центре, но на краю? Куда идут все, но никто не доходит? Ответ на каверзные вопросы скромно прячется в углу Первого двора Топкапы. Именно там находится византийский храм Святой Ирины, чудом дошедший до нас осколок доосманского Акрополя, старшая сестра Святой Софии, полностью скрывшаяся в знаменитой тени последней.
    Collapse )

Стамбул. Золото Хоры.



         Этот маленький осколок византийского рая расположен вдали от туристических троп, у Феодосиевых стен. Процитирую Иванова: "Кахрие Джами - редкая удача, счастливый случай для всякого, кто приезжает в Город в поисках Византии". Ранним солнечным утром отправляемся на поиски золотых мозаик церкви Богородицы Хора, сейчас - мечети Кахрие Джами.
         Визуальный эффект будет сильнее, если выбрать для прогулки ясный день, позднее станет понятно, почему.
Collapse )